Логин: triagen
ФИО: Крекнин Лев Николаевич
Дата рождения: 1939-07-13
Репутация: 0
Меня читают: Смотреть список
Город:
Публикаций: 20
Коментариев: 2
Группа: Литераторы
Почта:

Лилит и «РОЗА МИРА» Даниила Андреева. Часть 1.


Категория:


О удивительном и полярном в своей сути образе Первородной женщины Лилит в «РОЗЕ МИРА», как Демоницы, и одновременно стихиали Человечества, ваятельницы плоти человека – «мир ее обитания несоизмерим ни с какими нашими формами и неописуем, а ее собственный облик необозрим. Ее иноматериальное тело единоприсутствует во множестве мест ее слоя, и лишь в отдельных случаях она принимает образ, который может быть воспринят духовным зрением человека».


В одной из лекций «УЧЕНИЯ О ТРАНСМУТАЦИИ», раскрывающей тему «ИСТИНЫ Неискаженного Миропонимания» (http://z-2012-z.narod.ru/neisk_mir.htm) сказано: «Миру давались понятия Мироздания. Миропонимания раскрывались в культурах религий, легенд и мифов. И каждый раз в человеческом понимании происходило искажение сути Миропонимания.
Вся суть заключена лишь в том, что нет противостояний, а есть полная связь и Единый Мир. Есть ЦЕЛОЕ. И нет разделения. Ни минус, ни плюс, ни Свет, ни Тьма не противостоят один другому. Они - Единое ЦЕЛОЕ, одно в другом.
И на данном Эволюционном этапе цель - слияние в Единое, Неразделимое, Нераздельное. Если тело и ДУХ разделимы, то на новом Эволюционном отрезке цель - создание Единой ДУХОМАТЕРИИ.
Культура религии в настоящее время не способна развеять и низвергнуть те искажения, которые возникли.
Выход из этой ситуации есть…» - и он был дан, описан, опробован в методиках и практиках ПУТИ К ТВОРЦУ, К ЕДИНОМУ.
Искажение людьми сути Миропонимания, о чем сказано выше, ярче всего прослеживается на примере отношения к такому противоречивому по своей сути образу, как Первородной женщины Лилит. В Каббале Лилит считается первой женой Адама. И хотя из этого следует признание Лилит Первородной женщиной, Сотворенной БОГОМ по Своему образу и подобию (и это ИСТИНА), но искаженное понимание сути Первородного или Богоподобного Человека с позиции падшего в грехе человека, понимание взаимоотношений (как «мужа» и «жены») между андрогинным Первородным Адамом и андрогинной Первородной Лилит (в каждом из котором одновременно присутствуют и мужское и женское Начала) с позиции «человеческих» взаимоотношений - привело к их искаженной трактовке. А ИСТИНА в том, что Первородная Лилит могла совершать по причине своей андрогинности любые Творения без участия Адама.
В иранской мифологии и еврейской демонологии Лилит описывается, как мать верховного божества зла и демонов. И хотя по сути это соответствует действительности, и грехопадение Лилит стало первопричиной появления зла, Мира греха и его Отца – Люцифера, Сатаны, Самаэля, но суть грехопадения в мифах была дана в иносказательной форме, так как иное описание не могло быть понято низким уровнем СОЗНАНИЯ людей той эпохи, но и это упрощенное объяснение было искажено. И даже Елена Блаватская, обладающая более высоким уровнем СОЗНАНИЯ, в «ТАЙНОЙ ДОКТРИНЕ» совершает чудовищное по своей сути искажение и описывает Лилит «женоподобным чудовищем», продительницей обезьян, что совершенно не соответствует действительности.
И только суть Лилит, описанная Даниилом Андреевым в книге «РОЗА МИРА», ближе к ИСТИНЕ, хотя и не полностью ей соответствует, что Андреев интуитивно понимал и признавал в книге. Это и неудивительно, так как процессы, связанные с Лилит, имеют отношение к сватая святых – к механизму Сотворения Мира, Сотворения Тонких Планов и физической плоти человека, которые известны только БОГУ-ТВОРЦУ. И Он открыл многие тайны Мироздания на ПУТИ К ТВОРЦУ, К ЕДИНОМУ. Но чтобы понять детали и тонкости раскрытых тайн и процессов – необходимы желание человека их понять, лекторная подготовка, Расширение СОЗНАНИЯ, приятие или, как минимум, отсутствие отрицания сути ПУТИ К ТВОРЦУ, К ЕДИНОМУ, признание возможности общения с БОГОМ-ТВОРЦОМ не только в древние времена, но и в наше время. И когда читатель будет готов, то я от описания общих моментов перейду к описанию подробностей. А сейчас рассмотрим выдержки из книги «РОЗА МИРА».
Лилит - великая стихиаль человечества… Значение Лилит в нашем существовании необозримо велико.
Как и у всех Верховных Стихиалей, мир ее обитания несоизмерим ни с какими нашими формами и неописуем, а ее собственный облик необозрим. Ее иноматериальное тело единоприсутствует во множестве мест ее слоя, и лишь в отдельных случаях она принимает образ, который может быть воспринят духовным зрением человека. Хотя я не знаю механизма этого процесса, но знаю, что без участия Лилит невозможно формирование ни одного тела в мирах плотной материальности: исключение составляют животные, виды которых формируются Зарандой. Во всех же остальных царствах эта деятельность выполняется Лилит: она формирует цепь рода человечества…. Вот почему она заслуживает вполне наименование ваятельницы нашей - и не только нашей - плоти. Потому же с ее бытием и воздействием неразрывно связана у человека сфера половых чувств. Она всегда надстоит над всяким актом человеческого соития, и пока плод вынашивается во чреве, она всегда здесь.
…Некогда, в глубочайшей древности, эта стихиаль стала супругою Первоангела - того величайшего Духа, что сделался Логосом Шаданакара. Это было во времена творения ангельских слоев, и Лилит стала праматерью этого первого человечества… затем ваятельница физической плоти человеческого рода и некоторых других существ. Ее собственное существо демонизировано Гагтунгром задолго до появления в Энрофе ныне существующего человечества…
Монадой и всей полнотой сознания обладает только Лилит.
Лилит - "Всенародная Афродита" всех человечеств... Известно, что в античной древности, на Кипре, культ богини любви распался в свое время на две противоположности: возвышенный культ Афродиты Урании, духовной, творческой, поэтизируемой и поэтизирующей любви, и культ Афродиты Пандемос, что можно приблизительно перевести выражением "Афродита Всенародная". Он широко разлился в народных низах, проявляясь в оргиастических празднествах и благословляя разврат как священную дань богине. Аналогичный процесс раздвоения и поляризации когда-то слитных начал знают и некоторые другие культуры. Еще больше таких культур, где взору историка отчетливо предстает уже более поздний этап: культ разврата и хаотическое смешение демонического и стихиального элементов под лживой личиной божественного. Ритуальная проституция в Ханаане, Вавилонии, Индии и других странах - явление этого порядка... Ясно также, что такие явления не могут обойтись без вмешательства лунной демоницы и темных сил Дуггура, стоящих над подобными институтами, над радениями оргиастических сект, над массовыми совокуплениями…
И это является отражением того, что происходит в других слоях или Планах многомерного Мира Земли, прежде всего в демоническом, описанном в «БОЖЕСТВЕННОЙ КОМЕДИИ» великим итальянским поэтом Данте Алигьери, Даниилом Андреевым в «РОЗЕ МИРА»: …Демоницы великих городов нашего слоя обременены в Дуггуре гигантскою материальностью. Эти воплощения их отчасти человекоподобны, но лишь настолько, насколько могут походить на человека необъятные туши, почти не способные к передвижению. В каждом из городов Дуггура такая демоница только одна; население же городов состоит из мелких демонов обоего пола, и по размерам своим, и по форме едва отличающихся от человека. Как пчелы вокруг матки, кишат они вокруг своей владычицы; но цель их - лишь отчасти помощь ей, главное же - наслаждение, а ее смысл и цель - не продолжение рода (он продолжается и без нее), а удовлетворение похоти своих подданных. Для демониц созданы грандиозные обиталища; в каждом из городов Дуггура такое обиталище - одно, в форме усеченной пирамиды: оно напоминает чудовищный жертвенник. Дуггур не только грандиозен, он по-своему даже величав и, во всяком случае, роскошен. Как и в шрастрах, там имеется эквивалент человеческой техники, хотя по уровню его можно было бы сравнить с техникой в наших великих городах древности.
Организация общества развивается очень медленно, мало-помалу начиная проявлять некоторые признаки того, что на языке человеческих понятий называется самоуправлением. Но социально-экономической основой остается рабство, причем рабами здесь оказываются те, кто сорвался сюда из человечества или из некоторых миров других стихиалей. Положение мелких демонов Дуггура напоминает положение патрициев и всадников в Древнем Риме. Нельзя сказать, чтобы они были как-нибудь особенно жестоки, но сладострастны они свыше всякой меры, как не сладострастно ни одно существо в Энрофе. Основ владычества великих демониц здесь не могли бы потрясти никакие мятежи, ибо оно основано не на страхе, а на похоти, которую испытывают к ним миллионы подданных, и на наслаждении, которое им даруется в награду за их послушание и любовь.
Демоницы Дуггура телесно отдаются одновременно целым толпам, и в их обиталищах, полудворцах-полукапищах, идет непрерывная, почти непонятная для нас оргия во славу демонической царицы Луны, той самой, чье влияние испытываем иногда и мы, люди, в городские лунные ночи: оно примешивается к маняще возвышенному и чистому влиянию светлой Танит, возбуждая в человеческом существе тоску по таким сексуальным формам наслаждения, каких нет в Энрофе. В Дуггуре эти формы есть. В Дуггуре выработана почти необозримая шкала этих форм, столь разнообразных, как нигде в Шаданакаре. Влияние Танит сюда не достигает совсем, о солнечном свете здесь не имеют даже представления, все погружено то в сизый сумрак, то в бледно-синеватое, фиолетовыми вспышками играющее освещение Луны, и ничто не мешает бушеванию страстей, вызываемых лунною демоницей Воглеа. От непрерывных оргий во дворцах-жертвенниках Дуггура клубы испарений восходят к ней, и она пьет их, но бесчисленных обитателей этих городов не может удовлетворить ничто, ибо их томит еще более глубокий, мало кому из нас понятный вид сладострастия - сладострастие мистическое, тянущее их к недостижимому даже для них: к Великой Блуднице. Она - их божество, их тоска и греза. Ей посвящен их высший культ. В дни ее праздников демоницы-правительницы отдаются рабам. Но получить удовлетворение это мистическое сладострастие может лишь в Дигме, в обиталище Гагтунгра, и достойным его оказываются лишь избранники.
Восполнение жизненных сил бесчисленного населения Дуггура совершается за счет нашего слоя: излучение человеческой и отчасти звериной похоти, так называемый эйфос, беловатыми ручьями медленно и вязко движущееся вдоль улиц Дуггура; они его впивают в себя. Такая пища соответствует их собственному существу: похоть - смысл, цель, содержание и пафос их жизни.
Острота наслаждений, испытываемых ими, во много раз сильнее, чем способны испытывать мы. Они движутся по кругу перевоплощений, и для них это действительно безвыходный круг: каждый раз между инкарнациями их души погружаются в Буствич, приобретая облик человеко-червей и заживо пожирая людей-страдальцев в этом вечно гниющем мире. И все же наслаждение, доставляемое похотью, даже неутолимым мистическим сладострастием к Великой Блуднице, в их глазах так велико, что они готовы платить пребыванием в Буствиче за беснование и оргии в Дуггуре.
Единственным светилом в Дуггуре, его солнцем, служит Луна: поэтому большую часть времени этот слой погружен в глубокий сумрак. Тогда вступает в свои права искусственное освещение - длинные цепи мутно-синих и лиловатых фонарей: они тянутся нескончаемыми гирляндами вдоль пышных, массивных зданий. В архитектуре господствует закругленная линия, но это не избавляет ее форм от тяжеловесности. Внутреннее и внешнее убранство зданий аляповато и грубо, но поражает своим богатством, своим бьющим в глаза великолепием. Зодчие, художники, даже ученые, не говоря уже о рабочих, принадлежат к классу рабов. Основное, демоническое, население Дуггура столь же импотентно умственно и художественно, насколько одарено похотью.
Для человеческой души срыв в Дуггур таит грозную опасность. Срыв происходит в том случае, если на протяжении жизни в Энрофе душу томило и растлевало сладострастие к потустороннему - то самое мистическое сладострастие, которое испытывают мелкие демоны Дуггура к Великой Блуднице. Даже пребывание в Буствиче не может для такой души восстановить должного равновесия между отягченным эфирным телом и окружающей средою. Душа со своими облачениями проваливается в Рафаг, где ждет ее новый провал: в тот самый мир, о котором ей смутно мечталось на земле. Там, в Дуггуре, на нее надевается каррох - плотноматериальное тело, схожее с физическим, но созданное из той материальности демонических миров, которая порождена темными иерархиями метабрамфатуры и Гагтунгром. Спасение души из рабства в Дуггуре силами Света наталкивается на исключительные трудности. Есть, однако, один акт, зависящий от самой человеческой души, который может открыть перед ней путь к спасению: самоубийство. Греховное в Энрофе, где материальность сотворена Провиденциальными силами и предуготовляется к просветлению, самоубийство в демонических слоях оправдано, так как влечет за собой разрушение карроха и освобождение души. Но если этого акта не совершено, а светлые силы помощи побеждены, душа после смерти в Дуггуре попадает в Буствич опять, потом снова в Дуггур - уже не в качестве раба, а привилегированного.
Шельт постепенно демонизируется, застревает в колесе инкарнаций от Дуггура до Буствича и обратно, и может статься, что монада, в конце концов, отказывается от него. Тогда он падает в Суфэтх, кладбище Шаданакара, и умирает там навсегда, а монада покидает нашу брамфатуру, чтобы начать наново свой путь где-нибудь на других концах Вселенной. Из тех немногочисленных, впрочем, душ, что погибли навеки в Суфэтхе, большинство были жертвами именно Дуггура.
Описание Дуггура можно закончить небольшим штрихом. В Дуггуро-Петербурге, так же, как в Друккарге, так же, как в Небесной России, есть двойник - лучше сказать, тройник - огромной статуи Всадника. Но здесь этот Всадник мчится не на раругге, как в столице российского античеловечества, и, конечно, не на заоблачном белом коне, как в небесном Петербурге. Здесь - это изваяние первооснователя этого преисподнего города с бурно пылающим и дымящимся факелом в простертой руке. Отличие этой фигуры еще и в том, что она мчится не на коне, а на исполинском змее Может быть, теперь поймет читающий эту книгу, о чем и о ком говорил Александр Блок в стихах, исполненных настоящего прозрения:

Сойдут глухие вечера,
Змей расклубится над домами.
В руке протянутой Петра
Запляшет факельное пламя.

 

Зажгутся нити фонарей,
Блеснут витрины и троттуары
В мерцаньи тусклых площадей
Потянутся рядами пары.

 

Плащами всех укроет мгла,
Потонет взгляд в манящем взгляде.
Пускай невинность из угла
Протяжно молит о пощаде!

 

Там, на скале, веселый царь
Взмахнул зловонное кадило,
И ризой городская гарь
Фонарь манящий облачила!

 

Бегите все на зов! на лов!
На перекрестки улиц лунных!
Весь город полон голосов,
Мужских - крикливых, женских - струнных.

 

Он будет город свой беречь,
И, заалев перед денницей,
В руке простертой вспыхнет меч
Над затихающей столицей.


(Продолжение следует)

Автор: triagen © | Дата публикации: 2009-10-28 | Просмотров: 509 | Комментарии (0)
Эту страницу читали:
Гостей [48]  

Откуда приходят читатели?
Общее впечатление:
  • 0
 
Идея, сюжет, глубина:
  • 0
 
Реализация замысла:
  • 0
 
Язык и грамотность:
  • 0
 
Всего оценило: 0 пользователей
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии. Вам необходимо зарегистрироваться.

 

alt topavtor.info@yandex.ru