Логин: AlexandraFL
ФИО: Лоренц Александра Юрьевна
Дата рождения: 1983-02-17
Репутация: 0
Меня читают: Смотреть список
Город:
Публикаций: 4
Коментариев: 0
Группа: Литераторы
Почта:

Cредневековый любовник


Категория: Сентиментальная проза


Фон Лоренц. А

 

                И предположить не могла очаровательная москвичка Вера, что пройдет всего два года ― и ее супружеская жизнь полетит кувырком. Молодой женщине предстоит сделать нелегкий выбор― уйти от неверного, но богатого супруга, или сделать вид, что ей не известно об его измене. По совету подруги она едет в Крым, чтобы хорошо все обдумать и успокоиться. Отправившись с друзьями побродить по древним развалинам на горе Мангуп, Вера оказалась в невероятной ситуации: попав в дыру во времени, она очутилась в столице средневекового княжества Феодоро, за сорок лет до его гибели в 1435 году. Попав в беду, она вынуждена принять помощь от генуэзского аристократа Стефано ди Монтальдо. Но не только защиту предлагает мужественный барон белокурой красавице, но и страсть― обжигающую страсть настоящего мужчины.

 

                                  

 

 

 

 

 

 

 

                                       2009 г.

 

 

Средневековый любовник

— Бог, не суди! — Ты не был

Женщиной на земле!

М. Цветаева

 

 

Поездка в  Крым

 

В Москве бушевала непогода. Всюду,  вплоть до самого горизонта, небо было покрыто  мрачными тучами, сыпавшими   мелким и частым дождем. Вера любила хмурую погоду, дождь всегда  поднимал настроение,  смывая с души грусть и печаль. Но сейчас он совсем  не помогал. Она  стояла возле распахнутого настежь окна и смотрела вниз на бегущих прохожих и толчею машин,  ничего не видя через пелену слез, застилающую глаза. Вдруг стало сумрачно, словно кто-то сверху резко накрыл город густым полупрозрачным покрывалом, и вслед за тем хлынул сильный ливень.  Ветер  резко  хлестал дождем по окнам, ломал сучья и  срывал листву с тополей. Внезапно  в равнодушно-отрешенной  тишине пустого помещения резко прозвучала механическая мелодия ― мобильный телефон, лежащий на ее рабочем столе,  засверкал, завибрировал.    На дисплее засветился текст: «Вера, мне необходимо  знать, едешь ты или нет»!

Подруга торопила с ответом. Молодая женщина  вздохнула, набирая номер, ―  после нескольких гудков ответил высокий женский голос.

 Соня, ну как я могу поехать?! Ты ведь все знаешь… —  Вера перевела дыхание.

 — А тебе не кажется, что это будет отличная возможность выяснить  правду? — возразила Соня. 

Вера молчала, обдумывая  ее слова. Скорее всего,  опытная и прагматичная Соня права. Правду выяснить просто необходимо,  ее силы уже на исходе. Совместная жизнь с Игорем в последние два месяца стала невыносимой.

 — Я не понимаю тебя, Сонечка. Как это можно сделать? — устало пробормотала она в трубку.

 — Для начала выбрось из головы все сомнения и предположения.  А то знаешь, под горячую руку можно таких дров наломать. Скажи ему, хочу провести отпуск с Соней. Только не говори, что отдыхать будем в Крыму. Не пустит! Обмани, скажи, что едем,  например, в Мариуполь, к моей тетке. Если быстро согласится, значит, твои подозрения правильны. Двадцать дней проведете порознь, все обдумаешь, взвесишь! Приедешь дня на три-четыре раньше. Посмотришь на него. Если у него есть любовница, как ты подозреваешь, он успеет за это время разобраться  и в себе, и в отношениях между вами. Скорее всего, это легкая интрижка, не более, а он мужик с мозгами. Ты ничего не потеряешь,  только выиграешь, поверь. И помни, измена супруга, —  не самое плохое, что может случиться с женщиной, и это не конец совместной жизни. Семью всегда легче разрушить, чем сохранить.

Ласковый голос Сони утешал и успокаивал, ―  подруга  как никто другой понимала, как больно чувствовать беспричинное охлаждение мужа.

 — Соня, мне так тяжело, — шептала  молодая женщина. — Мы всего два  года прожили, а тут такое…Может, я ошибаюсь. — Она немного помолчала. — Я уж не знаю, люблю его или нет. Он так изменился. Как ты думаешь, для чего я хожу на работу?  Меня все спрашивают…. Думают, наверно, жена богача от безделья «дурью» мается!

 Ну, для чего, расскажи, — мягко проговорила подруга.

 А чтоб не сойти с ума от тоски! Не веришь? И, тем не менее,  это так. Работа — моя единственная отдушина.  Я для Игоря стала домашней птичкой. У птички есть и жилище, и  корм. А остальное —  сверх меры!

Неприятное напряжение  сжало горло и  опустилось  вниз, заставляя сердце стучать сильнее. Чтобы справиться с собой, Вера снова подошла к окну. Ливень немного поутих. Деревья как будто заливались слезами — с ветвей  на асфальт все время текли тонкие водяные струйки. Да, Вере нравилась  дождливая погода. Но сейчас  дождь действовал на душу гнетуще.

Ощущая ее тоскливое настроение, Соня тоже вздохнула, в ее голосе послышалось сострадание.

 Так. Давай ты сделаешь, как я тебе советую. Вспомни, я все-таки  старше. Я больше не спрашиваю, едешь ты или нет. А просто требую, потому  что так будет правильно. Сколько можно себя изводить? Ты его никогда не поймаешь! Он умный и опытный мужчина. А тебе всего  двадцать три. Представляешь, какая ты будешь умная  через десять лет, когда тебе стукнет столько же, сколько и ему?

Молодая женщина  подумала и согласилась. Подруга всегда умела  находить нужные слова, а ее советы опирались на несвойственный Вере «житейский» ум.

 Слушай, а как ты собираешься вести машину? Ты ведь всего месяц назад права получила! — Вера неожиданно прозрела, вспомнив одну из поездок по улицам города. Скорость — сорок, все обгоняют, сигналят, а Соне хоть бы хны! Едет себе, да улыбается.

 — Так это я в городе мучаюсь, а на трассе уверенно себя чувствую! — спокойный голос Сони подтверждал ее слова. Надо отметить, ей была свойственна  доброжелательная уверенность. Вера любила Соню и считала подругу примером для подражания. Красивой ее назвать было нельзя, но ее лицо постоянно выражало добродушие и оптимизм. Хотя причин для огорчений и у Сони, конечно, нашлось  бы немало.

 

Муж вернулся поздно, около двух часов  ночи. В замке медленно повернулся ключ, зашаркали по паркету мягкие подошвы тапочек. Вера не стала спрашивать о причинах столь позднего возвращения, а только глубже забралась под одеяло. К чему эти жалкие расспросы?  У него всегда наготове ответ, такой же безупречный,  как и он сам. Идеальный предприниматель, идеальный муж…

Игорь разделся почти беззвучно,  она  только  услышала, как зашелестела  его одежда,  брошенная  на  кресло. Решив, что муж  не станет  ее будить,  Вера притворилась спящей. Он молча  улегся рядом,  и Вера почувствовала приятное тепло от его большого тела. Молодая женщина с трудом подавила желание пододвинуться ближе и прижаться к нему. Проявлять инициативу ей не  хотелось.  Теперь секс у них был по расписанию, по субботам или  четвергам. Высказывать недовольство и обижаться было бесполезно, — Игорь все равно поступит  так, как сочтет нужным. Так он вел себя всегда,  и со всеми.

Вера  оторвала голову от подушки, почувствовав, что  тяжелая рука мужа легла на ее талию.

 — Спишь? — спросил Игорь и придвинулся к ней.

 Спала, — сонно пробормотала  Вера.

Ах, да! Сегодня четверг, «ее» день. Она и забыла!

 — Просыпайся,—   голос мужа прозвучал мягко, но с непонятным раздражением.

 Что…Игорь? — нехотя спросила она, догадываясь о его намерениях, но  не чувствуя желания в его голосе. Отчего же  пропала былая страсть, куда она подевалась? Занятие любовью превратилось для Игоря в исполнение «супружеского долга»,  и это ужасно  оскорбляло. Вера отвернулась.        

 Что, что… — сухо проговорил он, привлекая ее к себе. — Хочу тебя! А ты все дремлешь…

Вера порадовалась полумраку в спальне, иначе Игорь увидел ее скептическую улыбку и продолжил  бы несправедливые упреки.

Он закинул ногу ей на бедро и прижался лицом к затылку. От него пахло дорогим парфюмом и сигаретами.

 Иди ко мне, — прошептал он, опрокидывая ее навзничь.

Вера прикоснулась к его плечам, скользнула по ним, спустилась вниз  по крепкой спине. Конечно же, она любила его, и  каждый раз вспоминала о былой нежности. Мысли унеслись в счастливое прошлое — к тем блаженным  дням, когда они не могли насытиться друг другом, и,  поспешно сорвав с себя одежду,  предавались любви в самых необычных местах. В прихожей, в его рабочем кабинете, в машине…

 — Неправда, я  долго ждала тебя! — улыбнулась Вера, чувственно извиваясь. Она еще находилась в прошлом, и первая поцеловала его. Сначала в шею, затем в губы. Игорь вяло откликался на ее сладострастные призывы. Губы у него были сухие и жесткие.  Муж переместился ниже, уклоняясь от ее поцелуев, и принялся возбуждать ее грудь, болезненно прикусывая зубами соски. Лаская его, она  почувствовала, что он не хочет ее, несмотря на притворно-ласковые слова и  отпрянула, уязвленная его холодностью.

 — Что с тобой? — удивился Игорь, властно сжимая ладонями ее лицо.

Вера попыталась отодвинуться. Притихшая и униженная, она сказала:

 — Ты  же не хочешь, Игорь... К чему все это? Давай лучше спать.

Игорь разжал ладони, и,  упершись  ими в подушку,  гневно молчал,  не имея возможности высказаться откровенно. Не склонный к самокритике, он криво усмехнулся: 

 А ты постарайся, и я захочу!

 Брось! — неожиданно резко сказала Вера. — Спроси лучше себя,  нужна ли я тебе вообще! Если  решишь, что нет, я не стану цепляться …

Пальцы Игоря нервно перебирали шелковую оборку наволочки. Мужчина  понял, что ведет  себя  некрасиво,  и всполошился:

 — Котик, прости,  устал и сорвался на тебе. ―  Он  привлек жену  к себе и  стиснул  в объятьях,  шепча ей на ухо:

 Красная шапочка, я тебя съем…

Вера, удовлетворенная извинением, засмеялась. Она  почувствовала прежнюю нежность к мужу.

 — Ляг на животик, — ласково приказал Игорь.

Он погладил свою жену по округлым бедрам.  На его лице играла ленивая ухмылка.  Да, Вера очень чувствительна. Конечно, ему  претило насильно возбуждать себя. Но жена не должна узнать правду ни при каких обстоятельствах. Игорь лег на нее и прижал свой член к ее ягодицам. Его тело напряглось, он руками сдвинул ягодицы жены так, чтобы они смогли плотно сжать член и вызвать приток крови. Они всегда его восхищали ―  полные,  красивой формы.

 — Игорь? — изумилась Вера.

 Мне так хочется… — прошептал мужчина, с трудом подавляя раздражение.

Почувствовав первые признаки желания, он сразу вошел в нее, не стремясь получить удовольствие, а беспокоясь  лишь об эрекции. Он не злился на нее, и не ругал себя. Четыре раза за  пять часов — это чересчур много.

Вера обхватила подушку руками и подложила под грудь. Муж занимался любовью  небрежно и с явной неохотой. Она уткнулась лицом в простыню и стиснула зубы. Каждый его грубый толчок отзывался внутри ее тела  тупой болью. В конце концов  она не выдержала и застонала.

 — Игорь, мне так больно!

 — Сейчас, сейчас, я почти все… —  тяжело дыша, прохрипел он, не ослабляя своего натиска.

Наконец муж скатился с нее,  и  вскоре послышалось его размеренное дыхание. Игорь  мгновенно заснул, даже не поцеловав ее, как бывало  прежде. Расстроившись из-за  его холодного   обращения,  разочарованная Вера  не смогла заснуть почти  до самого утра.

Утром она проснулась как обычно, в семь часов. Нужно было приготовить мужу завтрак. Она встала  с постели, посмотрела на спящего Игоря, затем  взгляд перебежал на его небрежно брошенные вещи. Она наклонилась, чтобы забрать  рубашку в стирку. Из ее кармана торчал серебристый уголок, неаккуратно надорванный и мятый. Вера посмотрела  повнимательней и поняла, что это упаковка от презерватива.

Сердце стало отбивать бешеный ритм. Лицо заполыхало жарким огнем.

Она побежала на кухню, открыла холодильник и  налила в стакан  ледяного  апельсинового сока. Сделав несколько больших глотков, Вера прислонилась к стене.

 «Наверно, он предложит, ― расстанемся цивилизованно»! ― внутри нее все бушевало, бурные эмоции требовали немедленного выхода, но Вера  сдерживалась изо всех сил. Какой смысл метаться как  запертое в клетку   животное, закатывать истерики, упрекать? Бешенство, возмущение, ссоры только измучают ее. Единственное, что могло бы  спасти от нервного срыва, так это скорейшее расставание, сдержанное и холодное, без упреков и обвинений.

За завтраком  Вера не нашла в себе сил известить Игоря   о своем намерении  отправиться в путешествие с Соней.  И лишь к шести часам вечера она  позвонила мужу. Рабочий день подходил  к концу, сотрудницы заметно оживились и, весело переговариваясь,  выключали компьютеры, собирали свои вещи.

На ее телефонный звонок  Игорь ответил сразу, как и обычно. Этот человек был так уверен в себе, что считал ниже своего достоинства отключать телефон, сбрасывать вызовы, независимо от времени суток.

 Игорь, я хочу съездить на Украину. С подругой. Ты ее знаешь, это Соня. — Вера не проговорила, а просто залпом выдохнула эти слова. Она все утро их обдумывала,  представляя, какая у него будет реакция.

 — К хохлам захотелось? Странно, странно…  Я сам хотел отправить тебя на отдых, но собирался устроить сюрприз. Купить путевку в Грецию. Эх! Не удался мой сюрприз! — Игорь негромко хмыкнул и сразу перешел к делу. — Когда и на сколько?

Его сухой вопрос разом отбросил  все сомнения.

 

Вернувшись с работы, Вера стала  лихорадочно  укладывать вещи в дорожную сумку.  На душе было муторно, хотелось поскорей уехать к Соне. Она понимала, что поступает неразумно, наспех собираясь  в дорогу. Но оставаться  с Игорем в этот вечер в их квартире Вера просто не могла.

Она  присела на кровать, чтобы хоть чуть-чуть  успокоиться. Много вещей с собой брать не стоит. Главное ― фотоаппарат, купальник и удобная, крепкая  обувь. Крым ее привлекал не столько морем, сколько горами и своеобразной природой. Черное море, несомненно,  проигрывало  Средиземному и Адриатическому. Вера успела побывать в кое-каких странах, на дорогостоящих и престижных курортах, поэтому море ее интересовало меньше всего. А горы… Горы — это ее страсть. У нее была старинная мечта, еще со школы, — побывать на Мангуп кале, побродить среди руин средневекового княжества Феодоро. Она хотела отправиться туда еще прошлым летом, но Игорь был категорически «против»,  и они поехали в Чехию. Пришлось удовольствоваться фотографиями из Интернета и несколькими электронными книгами. После прочтения  книг Вера загорелась еще сильнее. Она часами рассматривала фотографии древних строений, представляя, какими они были во времена средневековья,  ― и ее тянуло туда с неимоверной силой.  

Красивый шкаф из красного дерева в спальне просто ломился от дорогой и шикарной одежды. В период ухаживания, да  и в первые месяцы супружеской жизни Игорь тратил на нее огромные деньги. Ей завидовали все подруги и однокурсницы.

 — Повезло ей, подцепила столичного принца! — примерно такие мысли  можно было прочесть в их  завистливых  глазах.   

И Вера тоже так думала…  некоторое время. Действительно, Золушка встретила своего принца. Пролетели недели, потом месяцы, и принц изменился. Или же стал  таким, каким и был на самом деле — холодным и расчетливым. Может,  они из разных сказок? Она частенько размышляла  об их совместной жизни, представляла, как сложатся отношения в будущем, и приходила к выводу, что совершила ошибку. Ведь Игорь вел себя  точно также,  как и до знакомства с ней. На первом месте — бизнес, друзья,  развлечения,  а жена  где-то в конце всего этого длинного списка. Последний раз он сказал ей  «люблю» на Новый год.  Вера уже поняла  причину его охлаждения, и это жгло ее измученное сердце. Он никогда ее и не любил, просто пришло время жениться. Для респектабельности и продолжения рода. А сейчас ему нужен наследник, о чем он ей постоянно напоминал. Вера и сама мечтала о ребенке, но он упорно не желал  появляться  в их семье.

Порой хотелось все бросить и вернуться в родной городок, в небольшую квартирку, где жили мама с младшим братом. Дома было так хорошо! На кухне по воскресеньям пахло пирогами с капустой,  любимым земляничным вареньем. И царила атмосфера бесхитростной любви, которой так не хватало сейчас исстрадавшейся Вере!

 

Муж  вернулся домой раньше, чем обычно. Вера с усмешкой подумала, что она удивлена столь  «преждевременному»  возвращению  Игоря. Сегодня он был необыкновенно весел и всем своим видом выражал добродушие.  Не снимая обуви, зашел в ее комнату и окинул взглядом разложенные вещи жены, расстегнутую сумку. Его колючие серые глаза удовлетворенно искрились.

 — Да, Верунь, огорошила ты меня! Вы  там  смотрите, будьте осторожней,  дороги в странах бывшего СНГ отвратительные,  и сервис оставляет желать лучшего! ―    Он улыбнулся и подцепил двумя пальцами купальник, выглядывающий из бокового кармана сумки:

 — Сказала бы, что тебе нужен новый купальник! Ты же в этом в прошлый сезон загорала.

Вера криво усмехнулась. Любовь Игоря всегда проявлялась таким вот образом. Он весь сиял, и это больно задевало. Оставалось только догадываться, чему он так рад ―  ее отъезду или удачной сделке, о которой он сообщил сегодня по телефону. Скорее всего, и тому, и другому. 

 — Спасибо, Игорь, старый купальник тоже прилично смотрится, пока нет смысла покупать новый. Мы надеемся, что никаких проблем у нас не будет.

 — Вот так, бросаешь  меня на целых три недели. Ну, ничего! Вспомню холостяцкую кухню, — муж засмеялся.

Ей нравилось, когда Игорь смеется. Жесткое лицо преображалось, и он становился похожим на того прекрасного принца, в которого Вера влюбилась три года назад.

 — Завтра выезжаете? — спросил он.

 — Нет, решили сегодня,  в ночь. Так проще — дорога пустая. Соня еще пока  неопытный водитель... Через час выхожу… — Вера сказала неправду неожиданно для самой себя. Но у нее совсем не было желания оставаться с мужем на ночь. Потому что рациональный Игорь обязательно решит, что нужно  переспать с ней перед расставанием на такое длительное время. Но заниматься любовью с мужчиной, чьи желания были направлены не на нее, Вера не могла. А что у него есть другая женщина, теперь она уже знала наверняка. Больше не нужно гадать, пытаться  отыскать нежность в его безразличных глазах, поглядывать на безмолвный телефон.  Соня же ее поймет и посочувствует.

Игорь замер от изумления. Он уже привык, что молодая жена влюблена в него, звонит, когда он задерживается, волнуется, временами намекает на близость. Но вот пошла вторая неделя, как она перестала ему звонить. Ему это нравилось, поскольку жена вроде бы успокоилась и,  не устраивая скандалов, смирилась  с его образом жизни. Конечно, с одной стороны было хорошо, что Вера  перестала утомлять его своими звонками, но с другой ― как-то это все непонятно. Вдруг коварная мысль залетела в голову. А. что, если ей понравился кто-то другой? Вера очень красивая и сексапильная женщина, многие мужчины не прочь оказаться с ней в постели. Игорь частенько ловил их заинтересованные взгляды. Но сейчас, когда у него была связь с молодой секретаршей, не хотелось ломать себе голову, думать, что произошло, и почему поведение жены так изменилось. Все обдумав, Игорь пришел к выводу, что Вера никогда не решится не то что уйти от него, но даже изменить ему. И он откинул мысль о любовнике  как невозможную. Похоже, просто им обоим необходимо расстаться на некоторое время и  отдохнуть друг от друга. Но сегодня он планировал тепло проститься с женой, потому и приехал  домой пораньше, отложив все дела. Да, она его сильно удивила!

Спустя час Вера хлопнула дверью своей шикарной квартиры. Муж вышел ее проводить, донес сумку, посадил в такси. Их прощание было холодным ― быстрый поцелуй в губы и пара слов, брошенных вслед. 

Плохой рецепт

 Остановитесь, пожалуйста,  возле этого магазина! — попросила Вера таксиста.  Приходить в гости с пустыми руками она считала неприличным. А в  этом магазине всегда можно было  купить какую угодно рыбу — свежемороженую, живую, соленую, копченую.  Соня — хозяйка неважная. Готовить не любит, и, можно сказать, не умеет.  Она  давно грозится научить Веру готовить фаршированную рыбу, но все никак не получается.  То времени нет, то желания. А если сегодня вечером они вместе с Соней приготовят это знаменитое блюдо?  Парочка крупных карпов — как раз то, что надо.  Вдобавок к карпам Вера купила к чаю хороший шоколадный торт.   

 Дверь открыл Сонин муж, Борис, невысокий полноватый мужчина тридцати лет с намечающейся лысиной, и, как и положено высокопоставленному чиновнику, в очках, водруженных  на крупный мясистый нос.

 — Кто к нам пожаловал! — его гладко выбритое круглое лицо светилось радушием. Он обернулся и позвал жену:

 — Сонечка! У нас гости! Встречай!

Соня вышла из кухни, вытирая мокрые руки кухонным полотенцем. Она была несколько удивлена неожиданным появлением Веры, которая не позвонила и не предупредила о своем визите. В это время Соня  занималась приготовлением ужина. Одернув пестрый  фартук, она понимающе улыбнулась:

 — Можешь ничего не говорить. Я все поняла. Твой сегодня опять не пришел, и ты расстроилась.

 — А вот и не угадала, — сухо усмехнулась Вера. — Пришел он как раз вовремя. Даже немного раньше….Просто…   Если честно, мне очень тяжело находиться с ним в одной квартире. Помнишь, ты меня вчера предостерегла — «не наломай дров»? Сегодня вечером я поняла, что могу сорваться и все ему высказать! И поэтому я ему сказала, что мы выезжаем в ночь. Извини за бесцеремонность! Приехала  без звонка...

 Брось! — перебила ее Соня и, махнув рукой, доброжелательно  улыбнулась. — Я всегда рада тебя видеть, в любое время.

 — Не стесняйся, Верочка. Проходи, — вставил свое слово Борис, забирая из ее рук увесистую сумку. 

 — Молодец, что приехала! Представляешь, я еще ничего не сложила! Поможешь мне наряды выбрать. — Соня пыталась как-то поддержать печальную подругу. Как Вера ни пыталась себя взбодрить, ничего не получалось.

 Кстати, очень мудрое решение — выехать пораньше. Мы так и сделаем. Часиков в пять выйдем. — Соня пошарила в оттопыренном кармане ситцевого халата в поисках пачки сигарет. Дома она всегда ходила  "в чем придется". 

 — Что готовим? —  вежливо поинтересовалась Вера.

 — Макароны с яичницей, — важно заявила подруга, затягиваясь сигаретой. — Пойдет. На скорую руку.

Вера тем временем развернула свои покупки и положила на стол. Соня  улыбнулась, но слегка поморщилась.

 — Не надо было ничего покупать. Сколько раз можно повторять. Избалуешь мне мужа, — строго сказала она и добавила вполголоса:

 Понравится и заставит меня готовить.           

 А хочешь, я сама приготовлю ужин. Просто поджарю этих карпов. Фаршированную рыбу готовить ты меня так и не научила. Хотя обещала.

 — О! — протянула Соня. — Возиться, фаршировать. Ай! Слишком долго! Есть рецепт намного лучше!  Запечем  в духовке под майонезом. Мне  как раз книгу на работе подарили. Называется  «Все о рыбе». Знаешь что, отдохни, а я сама справлюсь. Тут нечего помогать. Десять минут,  и карпы будут в духовке. А  Борюсик пока тебя развеселит! — Соня хихикнула и кокетливо подмигнула мужу. В минуты раздражения она называла его занудой и была недалека от истины. Поэтому развеселить он не мог никого. И хмурая Вера засмеялась, понимая, что это шутка. Борис был классическим стопроцентным флегматиком,  спокойным  и обстоятельным.   

Рука у Сони оказалась действительно «скорая»,  и за дружеской беседой время быстро пролетело. Из кухни потянуло неприятным запахом горелой рыбы. Вера всполошилась:

 — Сонь, карпы горят! — она метнулась на кухню.   

Ее испуганный возглас был услышан Сониным мужем. Борис многозначительно повел бровями, но промолчал. За шесть лет совместной жизни с Соней он смирился со своей незавидной участью: безропотно довольствоваться  скверной стряпней.

 — Рановато по времени, — хладнокровно констатировала Соня  и с царственной осанкой поплыла на кухню.

Вера расстроилась. Карпы были отменные!  Соня, не теряя самообладания, приоткрыла дверцу духовки. Оттуда вырвались клубы  дыма и устремились к потолку. Хозяйка с досадой фыркнула:

 — Никогда нельзя доверять книгам. Вот. Опять нарвалась на какой-то левый рецепт. Мама правильно говорила, пишут там разную белиберду! — она быстро достала противень и поставила его на плиту. — Да они совсем чуть-чуть пригорели! — обрадовалась она. — Ничего страшного. Съедим.

 — Конечно! Мы все съедим! —  раздался недовольный голос Сониного мужа. 

Вера улыбнулась. Философское отношение подруги к своей неудаче развеселило и почему-то подняло настроение.  Она проговорила шепотом:

 — Чего это он так, Сонь?

 — Ай! Я уже не обращаю внимания. Он мог и на поварихе жениться. Сам виноват! — Соня звонко засмеялась. — И вообще, вкусно готовить нельзя. Вредно для фигуры. А Борька и так толстый!

 

Как не старались,  выехать удалось только на следующий день к вечеру. Наконец,  все вещи были  уложены, подруги расположились  на удобных сиденьях, Соня тронула газ, и ярко-красная красавица легко зашелестела шинами по гладкому асфальту. Машина, казалось, сама катилась, без помощи двигателя. Еще добавить газу ―  и они полетят, поплывут среди белоснежных облаков! А внизу будут видны многоэтажки, серые ленты дорог, кудрявые заросли парков. Вера вспомнила ощущения, когда взлетаешь на самолете. А вот и Быково осталось справа.

— ББП, ББП, — запела Соня, почти отпустив рулевое колесо:  дорога была совсем пустой, хотя навстречу еле двигались в гигантской пробке тысячи машин.

— Что за ББП?

— Боброво–Быково–Плещеево, — с удовольствием расшифровала подруга, — смотри, как нам повезло — все в город, а мы из города! Все на работу — а мы на море! Все в семьи — а мы к любовникам!

— Это, к каким еще любовникам?

— А ты что думаешь, на юг едут абрикосы кушать? Или в море барахтаться? — Соня совсем забыла про руль и повелительно взяла подругу за пухлый подбородок, — туда едут за любовными приключениями, Верунчик!

Быстро промелькнули пестрые рынки стройматериалов, стеклянные гусеницы пешеходных переходов; дорога еще больше  расширилась, разгладилась, и вообще стала напоминать взлетную полосу. Тут уж алая «Пежо» облегченно вздохнула воздушными фильтрами и, вцепившись широкими шинами в асфальт, понеслась вперед, словно огненный метеор.

— Э, смотри, осторожней, — сказала Вера, показывая вперед.

Там, на спуске, прямо перед широкой лентой Оки, раскрыл свои дьявольские объятья очередной пост ГАИ. Стайка виноватых машин уже жалась к обочине, и строгий взгляд толстозадого хозяина дороги был отвлечен на них.

— Проскочили, — перевела дух Соня, ―  она едва успела сбросить скорость буквально перед самым постом.

Летний вечер уже вступал в свои права. После захода солнца все вокруг стало розовато-сумрачным. Гладкий асфальт сменился ребристой бетонкой, позади остались стройные ряды фонарей, на прощание  вспыхнувших оранжевым великолепием.

— Ну вот, из Москвы уже выбрались,— почему-то с волнением прошептала Вера.

 

Как гигантская стиральная доска, лента дороги, окаймленная густыми зелеными чащами, то взметалась вверх, то проваливалась в ложбину. Встречный ветер уже начинал нести в себе ароматы украинского юга — запах созревающей пшеницы, жар бескрайних степей. Но вот мелькнули несколько последних ярко раскрашенных бензоколонок, и открылось зеленое жерло многочисленных въездов и развилок, увенчанных трехцветным российским флагом.

— Таможня, — сухо заключила Соня и сбавила газ, — приехали!

— Чего так грустно, — спросила ее светловолосая спутница, — что нам таможня? Мы не мешочники, и не торговцы, контрабанду не везем…

— Э, ты не знаешь, они всегда найдут, к чему прицепиться!

— Если только мы им понравимся, тогда да.

Тем временем сверкающе-алое  «транспортное средство» причалило к зеленому домику под навесом в стиле «евро». Из дверей показался суровый страж границы. Его движения жесты и команды были отточены и деловиты.

— Что везем? — осведомился он, — наркотики, оружие, средства самообороны?

 — Да, вон там, в чемодане, наркотики, а под юбкой ―  оружие, — решила пошутить Вера, и Соня даже не успела зажать ей рот.

— Отлично, — отреагировал серьезный таможенник, — тогда вам не на зеленую линию, а вот сюда, на контроль.

— Да что вы, молодой человек, — запричитала Соня, — это она пошутила!

— Тем более, — улыбнулся таможенник, — сейчас и мы развлечемся.

— Дура! — взревела Соня, переставляя машину, — нашла, где языком ляпать.

— Ой, Сонечка, — лицо Веры испуганно перекривилось, — а ведь у меня действительно газовый пистолет!

— Ты совсем с ума сошла! Да не суетись,  уже поздно его перепрятывать! Теперь  только на бога надейся!

Было действительно поздно что-либо предпринимать — машина уже стояла у широкого железного стола, и к ней подошли несколько таможенников в фуражках с лихими околышами.

— Ну, девушки, выгружайте ваши наркотики и оружие, а заодно и все вещи из машины вот на этот стол, — приказал уже знакомый таможенник.

Подруги стали вытаскивать из глубокого багажника тяжеленные сумки, пакеты с едой, пледы; их заставили вытащить даже ящик с инструментами, который муж Сони никогда не доставал из машины. Один из государевых служащих наклонился под приборную доску и стал высвечивать там фонариком, помогая себе маленьким зеркальцем. Другой заставил водительницу поднять капот и внимательно изучал потроха иномарки. Верочку тем временем заставили вывалить все содержимое одной из сумок на пыльную поверхность стола. Таможенник привычно  рылся в предметах женского гардероба, отбрасывая уже осмотренные вещи в сторону. Другие внимательно наблюдали за каждым его движением, как студенты–медики на операции. Изо всех сил Вера старалась выглядеть хладнокровной, хотя у нее внутри все тряслось от страха. Муж учил ее, что у гаишников, таможенников и прочих проверяющих и контролирующих всегда развит нюх на страх, своеобразная профессиональная интуиция. Если они заметят ее нервозность,— тогда не сдобровать.

Молодая женщина скрестила руки на груди для придания себе более

Автор: AlexandraFL © | Дата публикации: 2010-04-17 | Просмотров: 1764 | Комментарии (0)
Эту страницу читали:
Гостей [51]  

Откуда приходят читатели?
Общее впечатление:
  • 0
 
Идея, сюжет, глубина:
  • 0
 
Реализация замысла:
  • 0
 
Язык и грамотность:
  • 0
 
Всего оценило: 0 пользователей
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии. Вам необходимо зарегистрироваться.

 

alt topavtor.info@yandex.ru