Логин: AlexandraFL
ФИО: Лоренц Александра Юрьевна
Дата рождения: 1983-02-17
Репутация: 0
Меня читают: Смотреть список
Город:
Публикаций: 4
Коментариев: 0
Группа: Литераторы
Почта:

Средневековый любовник гл.4-6


Категория: Сентиментальная проза


Дикий пляж

 

Начало темнеть. Дневной свет некоторое время еще спорил с сумерками, но уже было видно, что ночь скоро возьмет верх и завладеет сначала  землей, а потом и небом. Знойный южный вечер вступал в свои права. Легкокрылые мотыльки пытались пересечь трассу, передвигаясь  беспорядочными порханиями. Разогретый за день асфальт излучал волны тепла, а со стороны моря веяло желанной прохладой. Соня остановила машину, и подруги замерли: вечерняя степь пела на все голоса. Гомон цикад слился в сплошной многоголосый хор, но его пытались перебороть далекие соловьи и переговаривающиеся между собой  неизвестные пичужки. Со степи ароматными волнами набегали дурманящие запахи цветущих трав. Вера вылезла из машины и сняла обувь. Ее босые ступни, наступив на иссушенные горячие комья, приятно заныли, впитывая мощную энергию,  исходящую из земли. Молодая женщина осмотрелась. За пирамидальными тополями соблазнительно блестела голубая полоска моря.

— Сонь,  давай свернем на берег, — предложила она, — все равно нам не доехать сегодня до южного берега, лучше уж здесь, у моря, переночевать, чем на асфальте.

— Ты уже начинаешь мыслить, — Соня снисходительно  похлопала подругу по спине, — предложение поддерживается. Найдем какой–нибудь кемпинг или дикий пляж,  на худой конец.

— Желательно, не очень  дикий, — поправила ее Вера,  капризно надув губки.

На первом же указателе путешественницы  свернули направо и, проехав с десяток километров, закачались на проселочной дороге, ведущей к синей кромке моря.

И вот они у цели. Соня выключила мотор, и  молодые женщины выбрались наружу. Картина, которую увидели подруги, была необычайно красива. На западе пылала багровая заря, и небо из голубого стало  розовым. Высокий коричневый берег, беспредельное море и глубокое темно-розовое небо ― все было так нарядно, великолепно.

К их радости, пляж не был пустым. Стройными рядами вдоль моря расположились разнокалиберные палатки и шатры, кое-где подпертые усталыми машинами. Освещенное последними лучами заходящего солнца, море лежало неподвижно, словно расплавленный металл. Кое-то купался, а кто-то наигрывал на гитаре у костра.

Соня смело направила машину прямо на прибрежную гальку, но как только она попыталась вывернуть колеса, чтобы пристроиться в общий ряд, машина,  взвыв,  остановилась. Она закусила губу и надавила на газ, но машина и не подумала ехать,  из-под колес вылетели фонтаны мелких камешков,  и  «пыжик» просел еще ниже. Подбежали несколько элегантных молодых людей в одних плавках. Играя бугристыми мышцами,  они несколько раз толкнули застрявшую иномарку, но их попытки оказать  помощь не увенчались успехом.

— Отдыхайте до утра, девушки, — посоветовали они, — завтра на заре вытолкаем всей кучей, если попросите.

— Конечно, попросим, — уверила Соня.

— А вы сюда надолго? — спросил, обращаясь к Вере, совсем уж молодой человек с еще только начинавшими пробиваться усиками,  и, оробев,  смутился собственного вопроса.

— Нет, завтра отчалим на южный берег.

— Жаль, — промычал юноша и улыбнулся: по всему было видно, что ему нравятся девушки намного старше его, — у нас здесь хорошо. Пляж бесплатный, море то же самое — Черное.

— И удобств тоже нет, — возразила Вера и потянулась, разминая уставшее  после целого дня сидения в машине тело.

— Все удобства или там, — парень указал рукой на колючие заросли акации, — или с собой.

— Или там, — Соня махнула сторону моря.

— Ну, нет, у нас так не принято. Море чистое.

— Вы знаете, молодой человек, — хорошенькая автолюбительница доверительно  взяла юного кавалера за руку, — когда я в последний раз была на симпозиуме в Японии — мальчик удивленно поднял выцветшие брови —мы искупались в бассейне. И вот что: мы не знали, что японцы добавляют в воду специальный реагент. Так что, если кто решил справить малую нужду в бассейне — вода моментально приобретает красный цвет. Вот входит в воду наша делегация...

— Ну и что? — Веру тоже заинтересовала развязка.

— И через минуту вся вода в бассейне красная, как пионерский галстук!!

— Не–ет, — протянул юноша, — у нас море не краснеет

— А есть от чего?

Молодой человек только развел руками. Ему стало как–то страшно «клеиться» к женщине, которая ездит на симпозиумы, и он незаметно растаял среди палаток.

— А когда это ты в Японии была? — спросила Вера, доставая из машины большое покрывало.

— А никогда я там не была, — хихикнула подруга, — надо же впечатление произвести.

— Ну, это уж тебе точно удалось, тем более на такого мальца.

— Он хоть и молодой совсем, а ничего, знаешь, как они в таком возрасте привязываются?

— Этого еще не хватало, чтоб мальчишка как теленок ходил за тобой, — возразила Вера, — никакого отдыха не получится.

— Одно хорошо, — лирично вздохнула Сонька.

— Что? ― не поняла Вера.

— Здесь не надо никаких нарядов, и наши жалкие вещички тут прямо ко двору.

Молодые женщины скинули свои рубашечки и бросились в море. Упругая вода обдала желанной прохладой. В абсолютно гладкой поверхности моря отражалось розовое бездонное небо и, казалось, что оно начинается прямо от берега, как будто это был край земли. Сквозь прозрачную воду были видны поросшие водорослями плоские камни, а в прогалинах между ними пестрели нарядные россыпи цветной гальки.

— Как хорошо! — не удержалась Вера.

Хотелось купаться и купаться, не вылезая из воды. А когда подруги, наконец, ступили на уже успевшую остыть гальку, то сразу почувствовали, что вода намного теплее воздуха. Тело, растертое махровым полотенцем, радостно «запело», и Вера, присев на гладкие камушки, прислонилась к еще теплой дверце. Не хотелось ничего говорить, только слушать мерный плеск волн, и далекие наигрывания гитары. Где-то пели прекрасный старинный романс. Ломающийся баритон чувственно выводил знакомую мелодию, а струны переливались серебряными звуками, вторя  ему.

На небе начали мерцать первые звезды,  и очень скоро все накрыла южная бархатная ночь. Умиротворенная Вера решила, что нет ничего прекраснее беспредельно широкого моря, залитого лунным светом, и высокого неба, полного тихих сияющих  звезд

— Палатки-то я и не взяла, — наконец подала голос тоже притихшая Соня, — так что придется разложить сиденья.

— Давай сверху на машину накинем покрывало, так как у них, — Вера показала на соседей, — и у нас получится «домик».

Так и сделали. Внутри стало уютно и тепло. Соня сначала было включила радио, но вскоре повернула ручку обратно — слишком завораживающими были вечерние звуки моря, музыка из динамика мгновенно возвращала в мир, из которого они с таким наслаждением вырвались. Потихоньку подруги начали засыпать под мерный рокот прибоя.

Вдруг раздался рокот мощного мотора и хруст  гальки о колеса. Вера выглянула из-под полога и увидела громадный джип, почти как тот, на шашлыках, выруливающий к морю. Молодая женщина перевернулась на другой бок и постаралась заснуть. Но не тут-то было. Хлопнули дверцы,  ― по громким звукам можно было определить, что на пляж приехала буйная компания. В темноте трудно было что-нибудь  различить, да и обнаруживать себя не очень-то хотелось, и подруги притихли под защитой своего покрывала.

Зазвенели бутылки, послышался выстрел шампанского, и компания ударилась в загул. Сложилось впечатление, что прибывшим было абсолютно безразлично, что вокруг в палатках спали люди. После нескольких громких тостов они  принялись не то что громко разговаривать, а попросту орать, пытаясь перекричать включенную на всю громкость музыку. Обладатели низких грубых голосов, скорее всего, были мужчинами крупными,  и в выражениях непереборчивыми. Резким мужским голосам вторили два подвизгивающих девичьих. По мере опорожнения бутылок со спиртным, голоса становились еще более резкими, а выражения ―  грубыми. Невольно все ночующие на пляже были вынуждены слушать скабрезные рассказы и пошлые анекдоты, вперемешку с отборным матом.

Вера выглянула из машины и увидела, что девочки, приехавшие на джипе, были совсем юные. Возможно, даже школьницы. Но они пытались соответствовать своим кавалерам, как видно, местным хулиганам, которые были довольно  зрелого возраста. На любые высказывания мужчин они реагировали зазывным смехом и восторженными откликами. Все люди, остановившиеся на ночевку  на  диком пляже, не могли дождаться,  когда у наглой компании кончится загул. К радости подруг, громкие  разговоры все же стали затихать. Но вот мужчины решили насладиться ночным купанием. Раздался плеск, и громкие восклицания одного из них.

— Ну, что ты не идешь купаться? — раздался его голос.

— Ой, не хочу я, холодно, — ответила ему девчонка.

— Иди, иди, я тебя согрею, раз  водка еще не согрела !

Судя по всему, малышке совсем не хотелось попадать в объятия  пузатого мужика ―похоже,  она  не на шутку испугалась.

— Не пойду я, — неуверенно проговорила она, и голос ее предательски дрогнул.

— Мы, пожалуй, купаться не будем, — поддержала ее подруга. ― Слишком холодная вода…

— Будете, будете, — вмешался другой громила, — ну, что ты смотришь на меня, курва, — как видно, он обратился уже к той девчушке, что стояла рядом с ним, — раздевайся!

— Петя, не надо, — жалобно залепетала  малышка..

— Надо, и трусы тоже снимай.

— Как это?

Послышался  шум шагов по гальке, и звук разрываемой ткани. Девчонка взвизгнула, но, похоже, не подчинилась, а отскочила в сторону.

— Куда? — зарычал еще недавно почти обходительный кавалер, и прозвучал резкий звук хлесткой пощечины. А затем  и жалобный плач. Верочка опять хотела выглянуть, но Соня удержала ее.

 — Сиди тихо, — прошипела она, — на ее место хочешь?

И молодые женщины, прижавшись друг к другу, замерли. Слава богу, больше пощечин и ударов слышно не было.

— Что ты выкалываешься, — продолжал «любезный кавалер»— шампанское пила?

Ответа не последовало.

— Пила, — ответил за нее  второй ухажер, — а теперь снимай с себя все, пока я тебя сам не начал раздевать!

К дальнейшим звукам Верочка старалась не прислушиваться. Видно, все произошло так, как запланировали мужчины. Молодая женщина закрыла руками уши и сжалась в комочек. Этот жестокий мир, еще недавно был так прекрасен, а теперь стал мерзким. Природа подарила людям часы наслаждения, а  они все изгадили. Эти ублюдки хуже зверей, никакие животные не обижают своих «дам», хотя почти всегда в мире наших братьев меньших они  также значительно слабее своих «кавалеров.

— Воистину, человек пал ниже животных, — горестно думала Вера, — неужели им доставляет удовольствие насилие? Невозможно понять этих мужчин!

Наконец все стихло, и подруги смогли заснуть.


Мангуп

 

Крымское солнце во второй половине лета бывает излишне жестоким. К полудню температура нередко поднимается к отметке сорок, и при этом ни малейшего дуновения ветерка, хоть на улицу и нос не показывай. Вера тяжело переносила жару, и подруги ходили на море утром,  чтобы не попасть под жгучие полуденные лучи. Сегодня же она разоспалась, ― вчера вечером допоздна бродили  по вечернему Гурзуфу.

Но возбужденная Соня вихрем ворвалась в их небольшую комнатку. Она присела на краю кровати и стала тормошить сонную подругу:

 Вер, поднимайся! Десять минут восьмого! Поступило классное предложение от наших соседей! Ты что, спать сюда приехала?

Вера приоткрыла заспанные глаза. Ох, тяжелы для «совы» такие ранние подъемы!  А Соня к этому времени  уже успела совершить утреннюю пробежку, принять душ, позавтракать. Ее темные глаза сверкали, излучая энергию, на лице уже золотился южный загар.

 — Какое предложение? — вяло поинтересовалась Вера, с неохотой сбрасывая с себя простыню.

  ― Соседи предлагают посетить западный Крым. Туда ехать всего пару часов на автобусе. Они предлагают остаться там с ночевкой, у  них есть две палатки. А  на следующий день ―  обратно.

 — Западный? А что там интересного? Степь да степь кругом, как в старой песне. — Вера стала тереть  глаза, пытаясь, наконец, проснуться.

 — Неправда. Везде свои прелести. Ты ведь любишь горы. А  соседи, оказывается, тоже горные фанаты, такие же, как и ты. Говорят, что поедем в Бахчисарайский район, на Мангуп поднимемся, шашлыки поджарим.

 — А! Ой, я совсем забыла! Там же Мангуп-кале! Я согласна! Когда едем? — с этими словами моментально проснувшаяся Вера, засияв от восторга, вскочила с постели.

 — Как только соберемся. Можно через час. Мы с Леной сейчас на рынок сходим, купим мяса и продуктов.

 — Я с вами! — воскликнула Вера, обрадованная интересным поворотом событий.  

Соседи — компания студентов  из шести человек, четыре парня и две девушки ―  снимали две комнаты у  Сониной сестры. Все шестеро — заядлые туристы, и вид у них соответствующий: стройные, подтянутые, обвешанные рюкзаками. Вечерами со стороны их комнат звучали звуки гитары и приятный низкий баритон. Можно сказать, с отдыхающими подругам повезло. За три дня Соня успела со всеми перезнакомиться. Пятикурсники, всем по двадцать три года. Забавно то, что среди них не было ни одной пары. Самая колоритная фигура — широкоплечий сероглазый шатен Юра. Он  ― лидер компании, и  как потом  выяснилось, это он пел и играл на гитаре.  

На дорогу ушло, конечно,  больше двух часов, но это было неважно. Вер с удовольствием  смотрела в окно и любовалась  крымской природой.

 

Парило. Серые тучи бежали по небосклону, закрывая его почти полностью. В небольшие просветы пыталось прорваться солнце, вселяя надежду на перемену погоды. Серая лента дороги петляла посередине глубокого ущелья. Пассажиры  с удивлением задирали головы, прижимаясь лицами к стеклам, чтобы получше рассмотреть крутые скалы, нависающие чуть ли не  над крышей небольшого автобуса.

 — Посмотрите, там вверху какие-то норы, — Юра показал пальцем на козырек скалы. И действительно,  в серо–коричневой стене были пробиты ровные ряды пещер.

 — «Норы»! — передразнила его Вера, — это пещерный монастырь!

 — А как же они туда забирались?

 — Может, попробовать и нам туда забраться? — вмешался в разговор очкастый Сергей.  Хотя очки придавали ему вид «яйцеголового физика», но длинные руки и ноги были покрыты узловатыми мышцами, указывая на хорошую физическую подготовку.

 — Вон в то отверстие  была вставлена балка, а с нее свисала веревка с блоком…по ней они и спускались, — пояснила Вера. А потом и сама  удивилась, ― откуда она это знает?

Вдруг дорога круто ушла влево, чтобы сделать резкий поворот вокруг сильно выступающего мыса.

 — Сейчас покажется Мангуп, — прошептала Вера, дернув подругу за рукав, ― в следующее мгновение автобус вылетел на открытое пространство. Слева раскинулось довольно обширное озеро, а прямо перед ним, на поляне,  возвышалась огромная неприступная гора. Водитель стал отчаянно крутить баранку, под колесами захрустел крупный гравий.  Проехав мимо татарской шашлычной, соблазнительными ароматами заставившей содрогнуться опустевшие желудки, он крикнул:

 — Эй! Молодежь! Кто тут на Мангуп собрался? Прибыли! 

Выбравшись  из автобуса на покатую поляну,  путешественники стали дружно доставать припасенные свертки с бутербродами. Пока все подкреплялись,  Вера достала фотоаппарат и начала щелкать пейзажи. Природа здесь не такая красивая, как на Южном берегу, но тоже есть на что посмотреть. Вокруг были довольно высокие горы, но могучий  Мангуп грозно возвышался над всей окрестностью.       

 — Не-не, я туда не полезу, — протянула Соня, разжевывая кусок батона, покрытый толстым куском докторской колбасы.  Она  огорченно улыбнулась, посмотрев  на свои ноги. Ее новые кроссовки таскает какая-то сволочь, а дешевая китайская обувка  не очень-то  подходили  для горных походов. — Я не дура,  ноги драть по скалам.

 — А здесь есть удобная дорога, серпантин,  с той стороны, — опять проявила свою странную осведомленность Вера. ― Пойдем, Сонь, не пожалеешь.

 — Серпантин оставим для Нового года, мы что, сюда расслабляться приехали? Будем отдыхать активно, — не на шутку раскомандовался Сергей, зашнуровывая видавшие виды кроссовки. Все невольно подчинились его порыву, и,  признав в очкарике вожака, потянулись гуськом прямо в лоб крутой скале.

 — Да, да! И не забывайте! С нами бесплатный,  но очень эрудированный гид! — воскликнула Соня,  раздвигая колючие ветки кустарника, забившего все предгорье. Она театральным жестом указала на Веру, занятую фотографированием озера. — Вера мне все уши прожужжала про это княжество Феодоро!

 Услышав, что разговор коснулся Мангупа, Вера, изнывающая от желания рассказать все, что знала про Феодоро,  догнала компанию:

 — Пошли  скорей! Я вам расскажу всю историю княжества!

  Скорей не получится! — пробурчала Соня. — Подъем крутой, между прочим! 

Путешественники стали  карабкаться  по крутому осыпающемуся склону

 Классно… — восхищенно прошептал Юра и остановился. — Я тоже интересовался, но так… в общих чертах. Читал, что это княжество Феодоро существовало несколько веков.

Вера в нетерпении забросила на плечо спортивную сумку.

 — Ха! Несколько веков! Раскопки показывают, что люди населяли эту гору с начала новой эры. Скифы, сарматы, хазары…   Сам город был воздвигнут на месте раннесредневековых построек. Доподлинно неизвестно, в каком году он был построен. На обломках черепицы есть метки и восьмого,  и тринадцатого веков. А остатки усыпальниц еще старше — шестого века. Самое интересное, что не сохранилось никаких документов всего периода существования княжества. Историки опираются только на иностранные источники и археологические находки. Причем княжество считалось элитарным.

 — Это как Монако, что ли? — усмехаясь, переспросила Лена.

 — Приблизительно так! Столица княжества имела  похожее  название — Феодоро. Идем! Я буду по дороге  рассказывать!

 — Вы еще там? — раздался бодрый голос Сергея откуда-то сверху.

Пока студенты слушали Веру, он обогнал их на пару десятков метров и влез на поваленное ветром дерево. Подъем оказался не крут, как выразилась Соня, а невероятно крут. Девушки ползли почти на четвереньках, хватаясь руками за деревья и кустарники, в изобилии растущие по всему оврагу. Тропа на гору была изрядно протоптана предшествующими любителями экстрима. Вера взглянула вверх,  и голова у нее закружилась — неприступный мыс где-то далеко вверху плыл над их головами на фоне бегущих по синему небу облаков. Неужели они заберутся туда?

 — На фига они там жили, — проворчала Соня. — Пока влезешь — чокнешься!

 — Понятное дело, ты уже устала, а мы всего половину прошли. А представь, что на тебе около тридцати килограммов боевого снаряжения! — ответила Вера, тяжело дыша.

 Соня только что-то крякнула себе под нос и продолжила «восхождение», сбивая коленки и царапая запястья. А Юра заинтересовался. Он протянул руки обеим девушкам и сказал: 

 — И все равно их не спасли ни неприступность этой горы,  ни крутые склоны!

 — Не спасли… — согласилась Вера. — В 1475 году турки разгромили Феодоро. Несколько месяцев длилась осада. Они не смогли подняться, а взяли измором. Начались болезни, голод и жители сами сдались.

Еле живая от усталости,  она с признательностью приняла протянутую руку. Хотя она находилась в хорошей физической форме благодаря тренажерам, но насквозь промокла от пота и раскраснелась. 

 — А кто они по национальности? Феодориты эти, — продолжал расспрашивать Юра.

 — Византийцы. Считай,  те же греки. Но в Феодоро жило много и других народов: аланы, готы, армяне, караимы. Официальный язык греческий, в то время он считался на полуострове международным. Как сейчас английский. Вера — православие. На плато археологи нашли остатки четырнадцати базилик, одной синагоги и мечети. 

Юра улыбнулся и пошутил:

 — Молились как сумасшедшие! Плато же небольшое по размеру.

А Вера снова блеснула эрудицией:

 — Им было за что молиться. Вы же студенты экономического факультета, скажите мне, можно ли создать богатейшее государство, занимаясь сельским хозяйством и ремеслами? Нет! А работорговля в то время процветала в Крыму. Феодоро и было крупной оптовой базой с выходом  к морю. Вот денежки откуда!

 Соня внимательно слушала. Уставшая и вспотевшая, она растянулась на земле.

 — Людей продавали!  Козлы, так и им и надо! Тогда мне их и не жаль, твоих феодоритов! — резко высказалась она.

В общей сложности на подъем ушло около двух часов, вместе с пятиминутными остановками. Останавливались не ради отдыха, хотя девушки были в полном изнеможении. Среди кустарников часто виднелись четырехгранные камни, украшенные затейливой резьбой, в скалистых участках встречались ключи с чистой горной водой, и остатки оборонительных стен на подступах к плато.

К всеобщей радости,  погода улучшилась. Пасмурное небо сменило свой цвет с блеклого на лазурно-голубой, и солнце беспощадно жгло равнину.

Лена разочарованно кивнула на вдаль, где возвышались фрагменты полуразвалившейся крепостной стены, некогда окружающей город.

 — И это все? Это и есть столица княжества?

 — А ты, что,  рассчитывала увидеть замок? — рассмеялась Вера. — Думаешь,  турки тут зря триста лет хозяйничали? Город подвергся разграблению и разрушению. После штурма турки подожгли его. Найдены следы пожарищ и обгорелые скелеты. Еще постарались местные жители, растащили мраморные плиты, украшения фасадов. Но основная причина упадка в другом. Во времена турецкого правления на полуострове прекратилась торговля рабами, торговые пути изменились, и подорвалась экономическая жизнь. Перестали ремонтировать, достраивать, все и разрушилось. А княжеский дворец был на плато. Двухэтажный, прямоугольной формы. Средневековые путешественники восторгались его роскошной отделкой. К сожалению,  описаний столицы княжества осталось ничтожно мало. Спасибо археологам, их кропотливой работе. Нашли много обломков штукатурки с фресковой росписью, осколки желтоватого стекла. Слова-то одно, а увидеть своим глазами — это совсем другое. Я видела фото того, что раньше служило  капителями. Впечатляет.

Студенты и новоиспеченные скалолазки отправились осматривать руины. Вера не сказала о странном чувстве, посетившем ее. Она смотрела на кладку, фундаменты домов, заросшие шиповником, смотрела на пейзажи,  и ей казалось, что она хорошо знает город. Знает, где располагалась главная базилика. Как будто она все это видела не в разрушенном состоянии. Неприятное тягостное ощущение, не поддающееся осознанию. Она промолчала, посчитав лишним рассказывать всякие мистические глупости.

Ближе к обрыву расположился пещерный комплекс, выдолбленный в скальной породе. Он представлял собой несколько помещений, связанных между собой лестницами и переходами на уровне земли и ниже ее. 

 — А это че за лабиринты? — остановилась Соня, вопрошающе поглядывая на Веру.

 — Это, Сонь, тюрьма, — ответила Вера и предложила. — Зайдем?

Взяв Соню под руку, она спустилась вниз по ступенькам, отшлифованными за века. 

 Маленькая она какая-то, — тихо заметил Сергей, спускаясь за девушками.

 — Так это только цокольный этаж! — объяснила  Вера. — Верхние постройки давно разрушились! Эти отсеки, — она указала на боковые камеры, — служили для стражи как место отдыха…а вот это хозяйственные помещения. 

 — Тебе под силу диссертацию защищать, по этому Феодоро! Так много знаешь! Откуда? — Сергей чиркнул спичками, подкуривая сигарету, и небольшое помещение округлой формы осветилось яркой вспышкой. Вера вздрогнула, поражаясь своей странной реакции. Первая спичка потухла,  и Сергей повторил попытку подкурить.

 — Читала, интересовалась… — Вера в задумчивости потерла лоб. И с чего это она вдруг взяла, что тут были кладовые? Может,  и в самом деле, читала где-то, да забыла.

После часовой экскурсии по территории средневековой столицы решили устроить привал и изжарить шашлыки. Почти все  посетители плато схлынули вниз. Ребята насобирали сучьев и поленьев для костра. Вера с Соней переглянулись, вспоминая свои злоключения по дороге в Крым. Ловкие и опытные туристы, парни быстро разожгли костер, через полчаса на раскаленных углях уже румянились сочные кусочки мяса, нанизанные на шампуры.  

 Вам не кажется, что кое-чего не хватает! — загадочно произнесла Соня. Заметив, что ее не поняли,  она усмехнулась и протянула  руку за своим джинсовым рюкзачком. Из расстегнутой молнии сверкнуло серебристое горлышко, а затем и вся пузатая бутылка «Медофф» выбралась наружу.

 — Давайте пригубим. Для аппетита, так сказать, — осторожно заговорила она, не заметив в глазах студентов особого энтузиазма.

Вера весело засмеялась ―  на лице Сони нарисовалось удивление.

 — Что, подружка, никто не хочет  тебе компанию составить? 

 — Одна пить я не буду. Я что, алкоголичка?

 Мне немного,  грамм пятьдесят. Только ради тебя, Соня, — продолжала веселиться Вера. Ее давняя мечта побывать на Феодоро осуществилась, и она не нуждалась в алкоголе для поднятия настроения. 

В конце концов  студентов удалось уговорить. Первая партия шашлыков быстро ушла, а вместе с ней и половина бутылки. Скромный Юра, к всеобщему удивлению, рассказал несколько сальных анекдотов, ужасно покраснев от спиртного. Больше никто не бросал на  Соню неодобрительных взглядов. Кто-то включил музыку,  было весело и хорошо.

Угли потихоньку догорали, превращаясь в пепел, а в кастрюле еще оставалось замаринованное мясо. На предложение принести дров первая отреагировала Соня, подмигнув развеселившемуся Юре. Вера с осуждением посматривала на густые заросли деревьев: Соня имела  склонность к молодым мужчинам. А Юра, похоже, и сам был рад завести курортный роман с раскованной тридцатилетней женщиной. Их не было довольно долго, если учесть,   какую жалкую охапку дров они принесли. Парни деликатно промолчали и сразу занялись костром, а девушки, насмешливо улыбаясь, принялись нанизывать на шампуры оставшееся мясо.

Соня рылась в своем новеньком рюкзаке в поисках сигарет.

 — Неужели из кармана выпали? — бормотала она, обшаривая все кармашки и отделения. Поняв, наконец, что это напрасное занятие, Соня неохотно побрела в те же заросли. Спустя пару минут она вернулась с сигаретой во рту.

 — Как я и думала! — воскликнула она. — Оставила на траве, вместе с зажигалкой!

Стараясь, чтобы никто не услышал, Вера шепнула ей,  криво усмехаясь:   

 Я от тебя просто в шоке!

Соня взяла ее под руку и отвела в сторону.

 Вера, я приехала в отпуск и хочу нормально отдохнуть. Вот когда мне исполнится пятьдесят лет, тогда я буду ездить по санаториям и принимать душ Шарко. Это ты у нас глупо-порядочная! — сквозь голубые кольца табачного дыма  поблескивали ее пухлые губы, подкрашенные перламутровым блеском.

 — Просто ты не любишь своего мужа, Соня. И нечего придумывать про отпуск и усталость на работе.

 Как это не люблю? Борюсик мой лучший друг! Господь с тобой! — Соня сделала глубокую затяжку и, наслаждаясь, выпустила струю дыма. — Как бы тебе объяснить…Духовно я ему не изменяю. Столько лет вместе, я знаю каждую его складочку, каждую родинку. Понимаешь, Вера,—  Соня с раздражением стряхнула пепел, — в постели с ним тоска зеленая! Зато он заботится о семье, спешит домой с полными сумками. Да, конечно, можно с кислой миной шататься по квартире, с такой же миной ложиться под одеяло, как это делаешь это ты. А можно время от времени устраивать себе уик-энды.

Вера слушала из вежливости, совершенно не соглашаясь с ее доводами. Она пила тоник и смотрела на костер.

 — Соня, знаешь, как это называется… — она усмехнулась, — в общем, на двух стульях  не усидишь! 

 — Называй как хочешь. И все же, наша семья крепкая, и в ней царит мир. А в твоей революционные настроения, — уверенно возразила Соня. — Я тебя зачем с собой взяла? А? Чтобы ты развлеклась, вернулась в Москву веселая и жизнерадостная.

 — Нет, Соня, я другой человек. И не пытайся меня склонить на свою сторону. Измена —  это грязь. 

 — Ха! Сама мне говорила: не знаю, мол, люблю Игорька или не люблю. Разводись, раз так уж невтерпеж, да и не мучайся. А то все маешься,  и меня, несчастную, пытаешь! Только знай, твой муж — яркий мужчина. Скучно ему по выходным  сидеть на кухне и кушать пирожки с яблочным повидлом, любовно поглядывая на обожаемую женушку. Лучше найди себе парня попроще, как мой Борюсик.  Он и будет с тобой все вечера проводить. А то ты хочешь, чтобы и красивый был, и деньги зарабатывал, и в постели Тарзан,  и тебя боготворил. Такого  не бывает! — заключила Соня, беря из руки Веры банку с напитком. — Дай, глотну. Что-то меня сушит. 

Этот разговор тяжелым грузом лег на душу Веры. Еще в дороге в Крым, размышляя об измене мужа, о себе, она осознала, что основная причина ее сомнений в необходимости развода кроется в ее страхе. И никакой любви к Игорю уже нет, потому что, скорее всего, ее и не было. Несомненно, влюбленность была. И желание красивой и обустроенной жизни с умным, успешным человеком. Она успела забыть  постоянную нехватку денег в студенческие годы, напряженное лицо матери, изучающей квитанции счетов за коммунальные услуги. Развестись с мужем — это значит воскресить прошлое. И будет очень неприятно видеть злорадные лица соседок, слушать брюзжание матери, которая так и не вышла замуж после развода с отцом. Придется каждое утро вставать в шесть утра, чтобы сесть в электричку и приехать к девяти на работу.

 — Разберись, наконец, чего ты хочешь. Любви или достатка. Я тебе подсказала идеальное решение! Пусть Игорек зарабатывает, горбатится, а ты себе развлекайся, трать его денежки. Ну и пускай себе подгуливает, а ты — себе. — Соня кивнула на Юру, нервно затягиваясь сигаретой. — Я не жадная! Юрка мужик что надо. Такой, знаешь, у-у-х! — Соня энергично смяла в ладони опустевшую металлическую банку из-под тоника. — Не то, что  мой Борюсик, пять  минут ―  и в дамках! 

В ответ Вера саркастически рассмеялась.

 — Соня, ты  просто  прелесть! Спасибо за Юру, но я отказываюсь от твоего щедрого подношения! Еще раз повторяю, твой образ жизни мне не подходит.

 — Все! Я не могу больше с тобой разговаривать! Ты, Верка, зануда!  И за советом ко мне больше не обращайся! — вынув из кармана помидор, Соня яростно укусила его  и со вздохом пересела поближе к костру. Вдруг она неожиданно подскочила, отбросив в сторону недоеденный овощ, и громко вскрикнула, показывая в сторону на заросли ромашек:

 — Ой! Смотрите, какая бабочка красивая!

Все повернули головы, потом бросились фотографировать роскошную представительницу царства насекомых.

 — Впервые такую вижу! — крикнул Сергей.

 — А ты что, уверен, что знаешь все виды? — саркастически заметила Лена.

Красавицу отпугнула шумная толпа и она, грациозно взмахнув сине-коричневыми крыльями, перелетела на куст дикого кизила. Пока Вера искала свой цифровик, бабочка полетела дальше, не позволив себя сфотографировать.

 — Ай, как же мне не повезло! — проговорила она с раздражением, наблюдая, как, дразня фотографов, удаляется упрямая бабочка. Лишь только стоило подбежать поближе и поймать ее в объектив, как насмешница перелетала на следующий куст, немного ждала и потом опять улетала.

 — Серый! Ты как дед старый, еле ногами шевелишь! — возмутилась неловкостью однокурсника одна из девушек. — Смотри! Вон она, на траву села!

Всех захватил азарт. Ни одного четкого кадра сделать так и не удалось. Сергей и Юра уже сдались.

 — А, ну ее! Так мы и шашлыки спалим! — Юра махнул рукой и спрятал фотоаппарат в чехол. — Я за ней больше не побегу.

 — Нет! Я все-таки попробую! — Вера оказалась самой упорной.

А ребята уже развернулись и пошли к костру.

 — Потом скинешь нам на электронную почту? — засмеялся Сергей ей вдогонку. — Ты, давай, недолго, Паганелька, а то шашлык остынет!

Вера бежала за прелестницей, не обращая внимания на колючие ветви кустарника. На красной  трикотажной  майке  уже появилось несколько затяжек. На миг она обернулась, посмотрела на горящий костер. Метров сто пробежала, не меньше.

Наконец бабочка села на древний камень. Вера тихо подкралась и сделала снимок. Как ни странно, красавица перестала смущаться. Она перелетела на стену цитадели и расположилась прямо на странном  средневековом орнаменте.

 — Вот это снимок будет! — пробормотала вслух Вера, довольная своей целеустремленностью. И точно, фотография, похоже, получиться просто отменной. Прекрасная бабочка на фоне неведомого археологического памятника. Ей удалось сделать несколько снимков, штук десять, не меньше. Бабочка позировала, как топ-модель — то раскроет крылышки, то снова сложит, то развернется одним боком, то другим. Наконец ей надоела неслыханная  Верина наглость и, она улетела вверх, в беспредельно голубое небо, не оставив ни единого шанса на продолжение фотосессии. Вера проводила это прекрасное создание умиротворенным взглядом. Приятно чувствовать, хоть маленькую, но победу.

«И этого хватит» — подумала Вера, выключая фотоаппарат.

Едва она застегнула чехол, как прямо перед ее лицом пролетела стайка точно таких же бабочек. Они беззаботно кружились над головой Веры;  дивная, необыкновенно-красивая  окраска их крыльев завораживала и восхищала. Вера наблюдала за феерическим зрелищем, боясь сделать резкое движение и спугнуть их. Сколько их было? Двадцать, тридцать? Она и не пыталась их сосчитать. Рука медленно взялась за молнию чехла и расстегнула ее. Все действия производились с предельной осторожностью. Пестрое облако красавиц до последнего момента игриво резвилось в воздухе, и вдруг они дружно устремились в сторону развалин. С губ Веры сорвался  возглас разочарования.

 — Ну, уж нет! — с вызовом крикнула она бабочкам, — я так просто не сдаюсь!

Облюбовав остатки древней стены, залитой пурпурными лучами заходящего солнца, бабочки приземлились на нее, подобно зрителям в кинотеатре. Стайка расположилась довольно высоко от земли, и чтобы поймать ее в кадр, необходимо было подняться на небольшую груду камней, примыкающую к невысокой кладке.  Камни имели различную форму. По своему виду они напоминали обычные булыжники, но, присмотревшись внимательнее,  можно заметить на их поверхности остатки строительного раствора. Они были аккуратно сложены, ―  так бережно могли обращаться только археологи. Вера, окрыленная небывалой удачей, стала взбираться, посматривая себе под ноги, чтобы не оступиться. 

Дрожа от нетерпения, она сделала еще несколько шагов к заветной цели. Осталось направить объектив, нажать кнопку —  и будет  изумительный снимок. Один из камней вероломно загрохотал под ногой и сдвинулся, заставив Веру мгновенно остановиться. Но было уже поздно. Камни словно ожили и  начали  двигаться со своих мест. Ничего не оставалось другого, как соскочить с груды камней,  чтобы не искалечить ноги. О фотографии не могло быть и речи. Вера изловчилась и прыгнула вниз, пытаясь  не зацепить ногами булыжники.

Все произошло мгновенно. Сначала перед глазами мелькнул пейзаж плато, голубое небо с множеством перистых облаков, затем зеленая трава, потом все закружилось в каком-то странном тумане.

Автор: AlexandraFL © | Дата публикации: 2010-04-17 | Просмотров: 2700 | Комментарии (0)
Эту страницу читали:
Гостей [51]  

Откуда приходят читатели?
Общее впечатление:
  • 0
 
Идея, сюжет, глубина:
  • 0
 
Реализация замысла:
  • 0
 
Язык и грамотность:
  • 0
 
Всего оценило: 0 пользователей
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии. Вам необходимо зарегистрироваться.

 

alt topavtor.info@yandex.ru